Максим Амельченко. Осторожно, месторождение | 26.09-05.10

Я родился и вырос в самой южной точке Кузбасса. Детство и юность меня окружали горные реки, горы и тайга. Но в природном ландшафте скрывались шахты и разрезы. Открывали новые, некоторые закрывали или консервировали. Следы промышленности напоминают дома с планеты Татуин или албанские бункеры. После окончания школы я переехал в столицу области, которую окружают только химические заводы, работающие на добытом угле. Не окончив угольный университет, я отправился по всем населенным пунктам кузнецкого угольного бассейна и совокупной промышленности: обогатительными фабриками, металлургическими и машиностроительными заводами, коксохимическими комбинатами и т.д. Первоначально уголь добывали закрытым способом, но в связи с опасностью его добычи перешли на открытые горные работы, которые используются по сей день. Из года в год появляются новые горные ландшафты в виде отвалов и терриконов. В области встречаются не только угольные разрезы, но и по добычи золота, нефелина и разных поделочных камней. Область предстаёт как образ разрытой могилы, в виде ямы с холмом. Многие карьеры исчерпали ресурсы либо стали не выгодны и просто брошены. Некоторые из них обладают неприродной красотой ландшафтов и привлекают к себе туристов, которые дают этим местам вторую жизнь. Люди продолжают воспринимать индустрию и её продукты как личный и государственный ресурс, в то время как сами оказались ресурсом, питающим промышленность. Многочисленные и протяжённые разрезы Кузбасса не только и не столько визуально подобны могилам, в которые уже погребены населенные пункты области. И цикл повторяется вновь.

Ссылка на событие в facebook.